Яблоневый сад Марии Чертковой

0 13

Яблоневый сад Марии Чертковой

  В начале лета в Якутии буйно зацвели яблони. Несмотря на пандемию, страхи, тревоги, что вызвал грозный вирус, изменивший нашу жизнь,  она победно  зацвела. Вопреки невзгодам природа показала свою светоносную силу в обильном цветении яблонь и это кажется, после стольких дней тревог и страха, чудом.  

  А ведь когда-то мало кто верил, что в Якутии, в стране долгих, суровых зим, могут цвести яблони. Утверждали, что может расти лишь картошка. Но Мария Алексеевна Черткова, ученый – селекционер – верила. Своим трудом, заботой изо дня в день она создала сад на Севере, первый сад на вечной мерзлоте. 

А началось все в 1937 году, когда Всесоюзный институт садоводства имени И.В.Мичурина и руководство республики  приняли решение о выращивании в северных условиях саженцев яблони, груши, сливы, абрикоса, смородины и крыжовника, привезенных из Тамбовской области. Первым научным сотрудником сада был Александр Валяльщиков.

В первые годы его работы все растения вымерзли, не выдержав низких температур, но ягодные культуры выжили, в том числе черная смородина. Сам А.В.Валяльщиков в 1941 году ушел на фронт и не вернулся.

 В годы войны пришла заведовать плодово-ягодным пунктом выпускница Тамбовского института садоводства Мария Борисполец, которая проработала до 1953 года. В том же году сюда направили на работу, на Селекционную станцию при Якутском научно-исследовательском институте сельского хозяйства ЯНИИСХ Марию Алексеевну Черткову, закончившую Тимирязевскую сельхозакадемию. Она по крупицам собирала открытия и наблюдения своих предшественников знаменитого мичуринского института садоводства.

В честь них теперь в плодовом саду ЯНИИСХ высится памятное сэргэ-коновязь, возле которого горит яркий цветок сардана. 

 Участок, где она начала работать зарос травой, лишь кое-где выжили кусты черной смородины. Она выдернула сорную траву и посадила смородину, крупную, сильную, саженцы яблони, выписанные и привезенные из Читы, сибирского питомника.

Молодой ученый долго и упорно проводила оценку и подбор культур на северной земле. Ведь многие из растений не выдерживали и погибали в суровом климате. 

«Нужна была другая агротехника, более зимостойкие сорта, с учетом влияния вечномерзлого грунта. Яблони начали формироваться только в стелющейся форме, чтобы приспособиться к холодам, выдержать их под землей и снегом. Кропотливо и болезненно для растений шел подбор сортов», — вспоминала ученый Черткова. Она любовно пестовала каждый росток.

Проведенная оценка показала, что адаптация возможна только с привлечением местных дикорастущих форм. Начали проводить гибридизацию. А это долгая, упорная работа, требующая специальных знаний, немало сил, терпения и упорства.

  Рядом с ней трудились полеводы, овощеводы, картофелеводы. Среди них А.Д.Корниенко, Д.П.Корнилов, Е.П.Цвигун, Е.И.Нечаева, Г.В.Березкина, Т.Н.Васильева, А.Г. Емельянова позднее стала работать Л.П.Готовцева, проработавшая с Чертковой долгие годы. А директором ЯНИИСХ тогда был Сафронов Михаил Григорьевич. Его все очень уважали, он ценил своих сотрудников, был доброжелательным, внимательным к людям, всегда интересовался их работой, особенно Марии Алексеевны, старался помочь ей, говорил – молодец. «Мы все его очень уважали. После его кончины посоветовались с коллегами, сотрудниками и решили создать музей имени М.Г.Сафронова», — говорила Мария Алексеевна. – Да, у нас были прекрасные наставники, они воспитывали молодежь в духе любви к родной земле. Агрономы старались сделать за короткий световой день как можно больше. Все силы отдавали науке, производству. Такого же отношения требовали от нас, молодых специалистов».

  С 1962 года научные исследования по яблоне были приостановлены из-за отсутствия средств, говорили, что заниматься яблонями экономически невыгодно. Ученый настаивала на продолжении работы:

 «Кто знает, какими экономическими параметрами можно оценить красоту и человеческое стремление к прекрасному? Когда зацветает яблоня в июне, перед национальным праздником ысыахом, нежный аромат ее дает столько сил, что кажется, труд человека способен творить чудеса и это жизнь. Мне хочется, чтобы каждый якутянин вырастил у себя под окном яблоньку в белоснежном, благоухающем наряде».

  Ученый вместе со своей помощницей Люцией Петровной продолжала свою работу.

 Свои наблюдения, опыты и советы по уходу за яблонями, смородиной, малиной, жимолостью, с лекарственными рецептами — многолетние исследования по выращиванию плодово-ягодных культур в Якутии ученый изложит в трудах: в диссертации «Биологические особенности и некоторые вопросы агротехники черной смородины в условиях Центральной Якутии»; в книге «Черная смородина» в соавторстве с Л.В.Гайдуковой; «Справочник по ягодоводству в Якутии», «Витамины к столу» в соавторстве с Т.А.Перловой и Н.С.Федоровым и других. А также в ряде статей. Все работы ученого представлены в библиографическом справочнике, изданном ЯНИИСХ.

  Заслуга Марии Алексеевны и в том, что сад ее стал благодатным творческим местом для работы и жизни ее супруга Ивана Гоголева, народного поэта, писателя, драматурга. Сад вдохновлял его цветением яблонь, черной смородины, другими целебными растениями, его дыхание благотворно действовало и на здоровье. 

 Когда же сад хотели закрыть, поэт Иван Гоголев выступил в защиту его. Написал либретто, а музыку — замечательный армянский композитор Грант Григорян. Так родилась первая якутская оперетта «Цветок Севера» с главной героиней Марией. Людям она так понравилась, что сад не посмели закрыть. Так искусство помогло науке, показало действенность общих усилий, при поддержке общественности. Оперетта стала единственной и неповторимой в искусстве Якутии и до сих пор идет с полными залами.

В саду — особая аура – благодатная, полная дыхания целебных растений и той, что любовно пестовала здесь каждый росток. Поэты, особенно одаренные третьим глазом, это тонко чувствуют. Иван Гоголев создал в саду свои лучшие произведения: роман-трилогию  «Черный стерх», «Не отворачивайся, Богиня милосердия», «Третий глаз», множество песен, стихов, пьес для театров. 

Цветение яблонь напоминало ему оперенье любимой птицы в Якутии — стерха,  символа солнца, жизни, всего светлого, прекрасного. А это вдохновляло, придавало сил. Так была создана сказка «Долина стерхов», «Волшебный хомус», искрометная комедия «Наара Суох», драма в стихах «Трехглавые орлицы» и другие произведения. 

  В сад приезжали известные в республики люди, соратники, друзья, поэты:  Василий Сивцев, Семен Руфов, Олег Шестинский, композиторы Грант Григорян, Алексей Сазонов, профессор Иннокентий Томский, ученый — востоковед Егор Сидоров, композиторы Николай Берестов, Захар Степанов, Грант Григорян, актриса  Зоя Багынанова, режиссер Федот Потапов, — с которым Гоголев проработал более 25 лет в театре. Яблони, сад вдохновляли их, рождались новые творческие планы, идеи. 

С ранней весны и до поздней осени сад был гордостью и истинным достоянием института, всегда прекрасен и гостеприимен. Посетить сад приглашали всех. Это были агрономы, главы улусов и республики, поэты, писатели, композиторы, художники и множество ученых из Якутии, Сибири, Дальнего Востока и всей России. Среди гостей было немало иностранных ученых из Китая, Монголии, США, Германии, Франции, Финляндии, Норвегии. На пленэр сюда выезжали художники. И всех сад радовал и восхищал яблоневыми аллеями, пышными клумбами ярких цветов, плодами и ягодами. Норвежский ученый, прощаясь, долго восхищался старательно ухоженным садом на вечной мерзлоте и благодарил Марию Алексеевну за кропотливый труд, за подробный и интересный рассказ о работе, о сэргэ, стоявшем у входа. «Тогда я, —  вспоминает В.И.Белевцова,  сотрудница сада, обратилась к переводчице: «Все это потому, что у нее золотое сердце!» Рассмеявшись в ответ, Мария Алексеевна ничего не сказала, а ученый со мной вполне согласился».

Несмотря на финансовые трудности и дефицит рабочих рук, ей удавалось организовать всех от мала до велика: и студентов, и школьников, и даже ближайших родственников в нужный момент. Все заражались этой заботой ухода, полива и прополки. Сад цвел и благоухал, щедро вознаграждая небывалыми ранее урожаями плодов и ягод. В этом и состоял истинный талант Марии Алексеевны, как организатора и руководителя. 

 Мария Алексеевна вдохновляла своим трудом, добрым примером тех, кто работал с ней. Из года в год подбирала она единственно возможную пару морозостойкого местного и культурного сорта, чтобы получить нужную смородину, к тому же  богатую витаминами. Когда это удалось, свой новый гибридный, высокоурожайный сорт назвала в честь романа Ивана Гоголева «Черный стерх», который стал настольной книгой читателей. Черная смородина с таким же названием сразу полюбилась людям – ее крупная, сочная, сладкая ягода, устойчивая к морозам и богатая витаминами. Знающие о ней люди, старались купить смородину именно этого сорта и посадить у себя на участке.

Поэт шутил: «Кто из нас популярней, мой роман или твои кусты». 

 Вместе они создали и крепкую, дружную семью. Мария Алексеевна подарила поэту троих детей, творчески одаренных личностей. Родные непременно отмечали достижения семьи шумно, радостно, вместе с друзьями, близкими. Признание людское было для них лучшей наградой, давая ощущение значимости, нужности своей работы.

 Благодаря любви к ней, родилась песня «Якутия моя родная», музыку к которой написал  замечательный армянский композитор Грант Григорян, друг и соратник поэта. Песня эта сразу полюбилась людьми и стала народным гимном. 

К Марии Алексеевне обращались многие за помощью, и никому она не отказывала, старалась помочь, чем могла. 

  Благодаря супруге, другу, помощнику во всем, человеку удивительной доброты, душевной чистоты и мудрости, поэт мог плодотворно, вдохновенно творить. Она создавала для этого все условия, нелегкие заботы в быту взяла на себя, окружая мягким светом тепла, заботы и внимания. Поэт всегда говорил о своей Марии с глубоким признанием: ее материнская забота, любовь были для него животворными. И об этом он скажет в своих стихах: 

«Ты хранишь меня в беде любой, и твоя любовь, как детской сказке, стала для меня живой водой».

Он ценил и воспевал в стихах  красоту ее души, милого облика, что словно лучился мягким ласковым светом, в котором хорошо  было всем, кто знал ее. 

Целую грустно волосы твои –
Как бы к святыне к ним я припадаю,
Вблизи увижу добрые твои глаза –
И жизнь с тобою вспоминаю.
Сквозь жизнь с тобой полегли,
Как две косы,
Две лунных светлых жилы – знак,
Столько бед и зол превозмогли
И столько счастья вместе пережили.

 В боли и радости, тяжкие 90-е годы уныния, всеобщего кризиса она стала главной поддержкой поэту, материальной и моральной. Он говорил: «Обо мне – значит о тебе. О тебе — значит обо мне». 

  Они не просто работали, а отдавали своему труду душу и сердце. Каждый сорт – это годы жизни в трудах, заботах, невероятных усилиях, для того чтобы у каждого на столе были вкусные, целебные ягоды, помогающие жить полнокровной жизнью в здоровье и радости, несмотря на суровый климат.

 А всего было создано 6 сортов черной смородины, вместе с Люцией Петровной. Сколько усилий, трудов надо, чтобы вырастить добрый урожай! Труженицы провели более 200 комбинаций скрещивания и добились желаемого результат – новых гибридных сортов черной смородины, зимостойких. 

«Так мы проработали вместе  почти 60 лет, — говорила Мария Алексеевна. — Николаев М.Е. первый президент республики высоко ценил наш труд. Он несколько раз приезжал к нам на участок, просматривал все мою работу и говорил – молодцы, вы — героини труда. Наградил нас Государственной премией в области науки и техники. И правда, труд наш тяжелый, но любимый». 

Этот самоотверженный, героический труд, на который способны только  преданные своему делу люди, был отмечен  народным признанием и множеством высоких Правительственных наград. 

 В  свое время Николаев М.Е. отправил в Израиль вместе с группой ученых Марию Алексеевну в командировку, чтобы они изучили сорта, условия произрастания растений в Израиле, а потом  внедрили их методы в Якутии.  

 Мария Алексеевна вернулась оттуда полная энтузиазма, познакомившись с богатой культурой по выращиванию ягод, растений в Израиле. Но сорта их не смогли выращивать на Севере. Об этом она написала:

«Мы изучили и сказали — нет, ваши сорта не сможем выращивать, потому что вы выращиваете в пленке, а мы хотим выращивать под открытым небом. Тогда я поставила В. И Белевцову, чтобы она занималась земляникой. И действительно, получили хороший результат, создали свои сорта, и теперь они во многих улусах растут…Главное в моей работе, получать новые сорта, разрабатывать условия их выращивания, изучив сколько им нужно тепла, воды, насколько устойчивы к заморозкам, засухе – разные моменты надо изучать». 

В.И.Белевцова стала выращивать на участке в саду чудную, крупную землянику, разных сортов. Теперь она — кандидат сельскохозяйственных наук, доцент, старший научный сотрудник лаборатории ягодных культур ЯНИИСХ им. М.Г.Сафронова. 

Работа в саду требует немало физических сил, чтобы справляться  и с сорняками, поливать в жару. Благо, что в этом труде помогали, помимо института, руководства республики, другие добрые люди. Так С.В.Прачев – светлый, добрый, вдохновенный человек, счастливо сочетающий в себе деловые и творческие качества, будучи тогда директором Кангаласского АО «Газстроя», однажды увидел ее работавшей при поливке с тяжелыми пожарными шлангами и сказал — это не годится, я поеду  в Москву за другими шлангами. И он действительно приобрел в Москве тонкие шланги, привез в сад и построил вместе со своими рабочими большую теплицу. Устанавливали почти несколько месяцев – и сделали хорошую поливальную систему, что было очень удобно, необходимо и можно было поливать капельным методом. 

В теплице микроклимат хороший и проводилось черенкование, за 3 дня укоренялись черенки. Укоренившиеся черенки шли на продажу, с тем, чтобы и другие выращивали целебные кусты черной смородины.

 Многие люди посадили и вырастили кусты черной смородины, приобретенные в саду Марии Алексеевны, на своих участках. Об одном надо сказать особо. Его обустроила, посадив целебные растения, вместе со своими родителями семья Татьяны Яковлевны Логлоровой. Она — была и есть друг семьи, бывший рядом в беде и радости и  такой же увлеченный своим делом человек.  Татьяна Яковлевн сумела, вместе со своей семьей, матерью, отцом сделать на своем участке райский уголок. Растения на  ее участке поражают разнообразием, обилием и мощью. Это и благодаря ее сотрудничеству, консультациям с научными сотрудниками — Чертковой М.А., Перловой Т.А., Гребцевой В.Д. 

Гордостью хозяев была яблоня сорта Байкал, переданная когда-то институтом семье ветерана ВОВ Якова Львовича Логлорова. Тогда был заключен устный договор и заложен  плодово-ягодный участок, где проводили сортоиспытание и оценку новых сортов и гибридов черной смородины. Растения сполна открывают здесь свои биологические возможности.  Мария Алексеевна, радуясь этому, написала книгу: «Наука – практике: опыт работы на дачном участке под Якутском». Это – доброе подспорье всем: и любителям садоводам огородникам и ученым – тем, кто интересуется возможностями северного земледелия. Здесь в доступном изложении представлен многолетний опыт, ценные знания о земле, работе с ней, советы по уходу, выращиванию различных культур в соответствии с ритмами природы.

«Работа на участке показала, что в экстремальных условиях Севера рентабельно вести садоводство в небольших хозяйствах. Ведь каждый, кто посадит десяток кустов, позаботится и об укрытии на зиму, польет, подкормит – сделает все необходимое и так позаботится о  себе и других.

Производство ценнейшей продукции питания необходимо предусмотреть в каждом микрорайоне. А труженикам  помогать семенами, саженцами. Работа на свежем воздухе укрепляет здоровье, плоды со своего участка – это эликсир жизни. Дай бог, чтобы развитие 

садоводства в северном крае получило большую дорогу, это привяжет северянина к родной земле, сделает ее плодотворной и красивой, оставит глубокий след для потомков», — говорила ученый-садовод.

Яблоньки, черная смородина теперь растут в разных уголках Якутии —  так исполнилась ее мечта. Отрадно, что дело ее продолжается. Анна Георгиевна Емельянова, которая проработала вместе с Марией Алексеевной долгие годы в ЯНИИСХ, смогла вырастить из семян множество яблонек — сибирки.   

«Яблоня сибирка Марии Алексеевны Чертковой распространилась по всей республике,  — говорит она. — Только за 2013 – 2020 год распространено 324 саженцев. Их них  97 штук передавались безвозмездно для озеленения Борогонской центральной площади. Причем я не выкапываю  готовые деревца, а выращиваю из семян.  А это большой труд. 

Написала еще брошюрку в помощь дачникам по уходу за яблоньками.

Это – мой вклад в сотворении мечты Марии Алексеевны, чтобы север был не только с красивыми деревьями, но и с витаминами, так необходимыми у нас». 

 Яблоньки нуждаются в тепле и заботе знающих людей. В свое  время Мария Алексеевна смогла подготовить кандидатов наук, занималась со студентами, охотно делилась опытом, знаниями, в своих работах давала консультации всем желающим. Отрадно, что были и есть те, кто продолжают ее работу, любящие свое дело, болеют за него. 

 «Я очень благодарна коллективу замечательных сотрудников, незабвенному нашему директору, именем которого назван институт — Михаилу Григорьевичу Сафронову и, конечно, же Чертковой Марии Алексеевне, оставившей яркий, неизгладимый след не только в моей судьбе, за умение любить и быть любимой, быть счастливой и уметь озарять этим счастьем всех окружающих, — говорит Валентина Ивановна Белевцова.- Всю свою жизнь Мария Алексеевна посвятила любимому делу, преображая и украшая якутскую землю, щедро отдавая опыт, знания, тепло души и сердца горячо любимым растениям и всем окружающим ее людям. Пришло время и нам с благодарностью увековечить память о Марии Алексеевне: сад назвать ее именем и позаботиться о создании памятника в городе Якутске, который станет достойным украшением нашего города».

И природа умеет быть благодарной, на доброту отвечает добром. Яблони в этом году — ухода из жизни земной — 18 марта — зацвели необычно рано. 

Столь раннего цветения при жизни Чертковой Марии Алексеевны еще не наблюдалось. Верно, после ее ухода  они решили зацвести намного раньше. И так почтили светлую Память удивительного, светлого, красивого человека  — той, что отдала им столько заботы, сил и душевного тепла. Недаром самое пышное, удивительное цветение началось под окном ее дома, в  плодово-ягодном саду, на берегу Лены реки, где работали и трудились для нас народный Поэт и народный Селекционер, утверждавшие словом и делом добро и красоту – свет жизни, в извечном круговороте Природы. А у Природы, верно, по божьему замыслу, каждое создание предназначено для своей особой цели, работы, и от того, как хорошо выполняется это, зависит общее благополучие. Одухотворенный любовью труд человека поистине преображает жизнь к лучшему в радости и цветении – в бесконечном течении.  А сейчас это особенно нужно. К этому стремились Сеятель и Поэт, который говорил когда-то в стихах: 

Люди в мир приходят не зря,
Не затем, чтоб вмиг отцвести,
А затем, чтоб добро творя
Им бессмертие обрести! 

Источник: sakhalife.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.